Все 365 дней – защите детей

Совет Ветеранов органов государственной власти
Ленинградской области

1 июня во всем мире отмечается Международный день защиты детей.

Совет Ветеранов ЛО - 1 июня

Трагично, что и в XXI веке детей приходится защищать не только от неизбежных факторов риска, но прежде всего от взрослых – их злой воли, жестокости, халатности и равнодушия.

Однако есть и другая особенность – именно нынешней эпохи. Еще недавно защита детей считалась важнейшим и уважаемым поприщем. Но с внедрением так называемой ювенальной юстиции все чаще ребятишек приходится спасать от некоторых «защитничков». Причем облечённых властью и полномочиями.

«Мамочка, мамочка! Не хочу, пустите!» – захлебывается слезами и криком мальчик лет шести, которого чиновники опеки насильно увозят из родного дома. Непосредственно изъятием занимаются правоохранители. «Мне по барабану, что он орет», – говорит полицейский, весьма бесцеремонно обращающийся с малышом.

Раньше такие страшные картины были характерны для Западной Европы. Но сегодня они стали обыденностью и в России. На днях обнародован итоговый альтернативный доклад родительских организаций по изъятию из семей детей в нашей стране. «Альтернативный», потому, что, по словам авторов доклада, правительство оперирует весьма далекими от реальности данными. По этим правительственным данным, в прошлом году изъятых детей было всего 3200. А детский омбудсмен при президенте РФ Анна Кузнецова заявила, что такие случаи «единичны». В ответ 75 родительских организаций из разных регионов обратились к главе государства с открытым письмом, призвав не закрывать глаза на истинную ситуацию.

А ситуация эта, по данным независимого мониторинга, такова. В 2015 году из семей изъят 309 441 ребенок, при этом 87% детей (более 270 тыс.) направлялись в различные учреждения временно. Однако в течение года домой вернулись менее 40%. В половине случаев родителям не представили вообще никаких документов о причинах отъема детей.

Главные причины изъятия – отнюдь не жестокость к детям или антисоциальное поведение взрослых членов семьи. Детей отбирают из-за бедности родителей, плохих бытовых условий, недостатка продуктов, долгов за ЖКХ, трудной жизненной ситуации.

У Ольги и Алексея Пережогиных из Свердловской области восемь детей. Три года назад случилось несчастье – сгорел дом, пришлось переехать в деревню. Из деревни до ближайшей школы не добраться. На автомобиле детей не навозишься – нет столько детских кресел, так что Пережогиных постоянно штрафовали. Стали учить ребят дома, но это не понравилось опеке: мол, недолжным образом воспитывают, необходимо лишить мать и отца родительских прав. Естественно, никто из чиновников и не подумал помочь семье с новым домом или о доступной дороге в школу, хотя это входит в их обязанности. Многодетная семья Анны Кондуковой живет в аварийном доме в Подмосковье. По закону, Кондуковы имеют право на улучшение жилищных условий. Но об этом и речи нет, а вот детей отобрали. К счастью, их удалось «отбить» и вернуть матери.

Мишу тоже удалось вернуть маме. Наталья Курбатова – слабослышащая, что не мешает ей преподавать в одном из петербургских вузов и воспитывать сына. Однако чиновница из опеки посчитала, что в приюте мальчику лучше. Мол, в квартире тесно, коридор узкий, книги находятся «близко к розеткам».

Понятно, что предлоги совершенно абсурдные. В чем же настоящая причина ретивости «детозащитников», которые ломают жизнь и судьбы сотен тысяч детей и взрослых? Судя по всему, в деньгах. Число сирот и действительно неблагополучных семей за последние десять лет в России уменьшилось. А сформировавшейся «ювенальной» структуре приютов, детдомов, других замещающих институтов бюджетные деньги выделяют по «наполняемости». Вот и «наполняют» приюты таким образом, вместо того, чтобы помочь оказавшимся в сложной ситуации.

На содержание «ювенального аппарата» средств хватает, а на жизненно важные нужды – нет. За последние пять лет число детей-инвалидов в России увеличилось на 10%, достигнув 617 тысяч. И далеко не все из них могут получить необходимую медицинскую помощь. Недаром деньги на лекарства и операции постоянно собирают по телевидению, надеясь лишь на благотворительность. А где же государство?

В результате «оптимизации» количество коек для беременных в России сократилось почти в два раза – со 122 тыс. в 1990 году до 69,4 тыс. в нынешнем. В послевоенном 1945-м было почти столько же. И процесс ликвидации доступного родовспоможения продолжается.

В такой ситуации на президентском уровне с помпой объявлено о новом нацпроекте «Десятилетие детства». На бумаге он предполагает сокращение бедности семей с детьми, увеличение доступности образования, поддержку талантливых детей, предотвращение насилия. А что же на деле, если антисоциальный курс, который бьёт прежде всего по детству, продолжается?..

Екатерина ПОЛЬГУЕВА

Советская Россия, 1 июня 2017 года



Санкт-Петербург,
ул Смольного д.3, каб.№3-75

(812) 539-51-62

Яндекс.Метрика