Наш олимпиец!

Совет Ветеранов органов государственной власти
Ленинградской области

16 августа 2016 года уроженцу Гатчины, первому советскому олимпийцу в составе сборной СССР по футболу на футбольном турнире XVлетней Олимпиады в Финляндии Александру Александровичу Тенягину исполнилось бы 89 лет. Александр Тенягин в составе Ленинградской команды "Трудовые резервы" принял участие в матче с бельгийским "Андерлехтом" (7 июля 1956 года, на стадионе им. С.М. Кирова).

Александр ТЕНЯГИН уже в наши времена  успел высказаться по поводу нынешнего состояния футбола:

НЕ ОЧЕНЬ Я ЛЮБЛЮ ТЕПЕРЕШНИЙ ФУТБОЛ

Послевоенный футбол был чище, чем нынешний, а посетители матчей гораздо выдержаннее, чем теперешние. Чего стоят, к примеру, стычки фанатов московских «красно-белых» и «Красно-синих»? Не хочу идеализировать юных невских болельщиков сороковых-пятидесятых годов прошлого века. В нашем классе поклонники ленинградского «Динамо» ехидничали, когда обладатель Кубка СССР 1944 года «Зенит» проигрывал встречи чемпионата. «Зенитовцы» отвечали примерно так же. Но в 1950 году наступило примирение. «Динамовцы» аплодировали вратарю Леониду Иванову и правому инсайду Фридриху Марютину, когда «Зенит» со счётом 5:0 разгромил столичных спартаковцев. А оппоненты «Динамо» восхищались техничной и результативной игрой знаменитого Петра Дементьева и полузащитника атакующего плана Александра Тенягина. Особенно запомнились два домашних матча бело-голубых. Когда Тенягин дальним ударом со штрафного послал мяч в сетку будущего чемпиона СССР-1950 ЦДКА – и счёт стал 1:1. И когда, полмесяца спустя, хитроумный Пека обвёл нескольких защитников тбилисского «Динамо» и чуть ли не вбежал с мячом в ворота гостей, лишив их победы, – 3:3.

Саша Тенягин начал играть в футбол ещё до войны в команде школы № 3 города Гатчина. Когда в августе 1941 года фашистские войска вплотную подошли к этому райцентру Ленинградской области, Саше и его матери пришлось перебраться в Питер, к маминой сестре. Блокада. Первая, самая страшная зима. В одну ночь умерли от голода трое родственников. Пожалуй, этим всё сказано.

В марте 42-го Саше удалось устроиться на работу в военный госпиталь, разместившийся в Инженерном замке. А через полгода он стал воспитанником 36-го отдельного притивотанкового батальона. В этом воинском подразделении Александру Тенягину вручили медаль «За оборону Ленинграда», которую он считает своей самой драгоценной наградой. Потом батальон расформировали, и начальник штаба взял Сашу во Всеволожск, в запасной офицерский полк.

– Работать в конюшне, честно говоря, надоело, – рассказывает Александр Александрович. – И отправился я тот же военный госпиталь. Иногда в свободные часы собирал ребят и гонял с ними мяч в Михайловском саду, в сквере возле Русского музея, где ещё не было памятника А.С. Пушкину. В 44-м году, когда блокада была снята, меня направили на учёбу в ФЗО № 1 при заводе «Электросила». Первой моей спортивной наградой была грамота за победу в юношеском Кубке города.

Почти все футболисты тех давних лет умели играть в хоккей с мячом. Саша научился бегать на коньках ещё в Гатчине. В феврале 1945 года команда «Трудовые резервы», куда включили Тенягина, ездила на турнир в Москву. А в конце года Победы из-за него чуть не поссорились два футбольных тренера, два заслуженных мастера спорта – Михаил Павлович Бутусов, руководивший тогда питерским «Спартаком», и динамовец Валентин Васильевич Фёдоров. Который сказал: «Не отдадим!».

Короче говоря, в начале 1946 года старший тренер команды мастеров «Динамо» (Ленинград) Михаил Осипович Окунь взял 18-летнего паренька на сбор. И в сезоне 1947 года динамовский форвард-дебютант сделал в чемпионате СССР три дубля – в играх с минскими одноклубниками (3:1), с московскими «Крыльями Советов» (4:3) и ВВС (3:0). А в следующем чемпионате Тенягин забил только один мяч – динамовцам Тбилиси (1:1), да и играл-то лишь в семи календарных матчах из двадцати шести.

– Что произошло?– спрашиваю у юбиляра.

– На тренерском мостике Окуня сменил Бутусов, и перевёл меня Михаил Павлович в полузащиту. Держал на скамейке и вообще придирался. Ему не нравилось даже то, что годом раньше я женился. Имея прекрасных партнёров, я очень старался.

– Довольно продуктивным оказался для вас сезон 1950 года. Играя хавбеком, вы сотворяли изящные комбинации, держали мяч. Когда это нужно. И забивали очень важные для команды мячи – «Зениту» (4:0), ВВС (1:1), ЦДКА (1:1), бакинскому «Нефтянику» (3:3), киевскому «Динамо» (5:0), харьковскому «Локомотиву» (4:1). Какие эпизоды запомнились больше всего?

– Получив ювелирный пас от Пеки Дементьева, я забил гол в Москве военным лётчикам. Ворота ВВС тогда защищал нынешний наставник хоккейного СКА Николай Пучков. Не только зрителям, но и мне самому понравился мой гол со штрафного в домашнем матче с ЦДКА. Приятно, когда ты спасаешь свою команду от поражения или забиваешь победный гол. Если бы я играл в нападении, то, может быть, потягался бы со своим одноклубником Борисом Чучеловым, который забил в том сезоне 25 мячей, и с зенитовцем Анатолием Коротковым (22 гола).

– В ноябре того же года вас перевели в московское «Динамо». Вы оказались в одной компании с такими грандами отечественного футбола, как Алексей Хомич, Всеволод Блинков, Василий Карцев, Сергей Соловьёв, Сергей Сальников, Константин Бесков, Василий Трофимов. Ваши впечатления от двухлетнего пребывания в столичном клубе?

– Они были звёздами, а я лишь «звёздочкой». Большинству из моих новых партнёров за 30 лет, а мне 24. Не очень было комфортно, хоть я играл и за сборную Москвы. В последних контрольных играх перед Олимпиадой она выступал под эмблемой ЦДСА. В заключительной товарищеской встрече мы выиграли у сборной Чехословакии – 2:1. Голы забили Всеволод Бобров и ваш покорный слуга. 15 июля 1952 года я участвовал в самой первой игре олимпийской сборной СССР. На стадионе города Котка мы выиграли в дополнительное время у команды Болгарии – 2:1 (голы забили центрфорвард Бобров и правый крайний Трофимов). Я играл на месте правого полусреднего нападающего. Обидный проигрыш югославам в повторном матче 1/8 финала (1:3) всё перечеркнул. Но я рад за моих земляков-зенитовцев Леонида Иванова и Фридриха Марютина, за воспитанников питерского футбола Всеволода Боброва и Александра Петрова. В первой встреч со сборной Югославии наши олимпийцы проигрывали (1:5), но сумели сравнять счёт. Такой бы силой воли обладать теперешней сборной России!

– В 1953 году вы снова стали играть в ленинградском «Динамо»…

– Меня всё время тянуло домой. И вовсе не потому, что только перед отъездом в Москву я получил комнату, а то ведь жил у тётки. «Динамо» – моя родная команда, как и сборная нашего города. Кстати, в 1954 году. Когда место «Динамо» в классе «А» заняла команда «Трудовые резервы», сборная Ленинграда на стадионе имени Кирова 19 сентября сыграл вничью со сборной СССР – 1:1. Гол Льву Яшину забил я. В том же сезоне мне довелось участвовать в нескольких международных матчах питерских футболистов. Забивал мячи датскому «Викингу», берлинскому «Форвертсу», сборной Норвегии. Сборной профсоюзов Албании. Во всех этих товарищеских встречах побеждали мы. А вообще на моём счету около 40 международных матчей. В том числе 12 с национальными командами разных стран.

– Будучи капитаном «Трудовых резервов», вы играли с участником блокадных матчей Антонином Сочневым, с будущим заслуженным тренером Германом Зониным, с начинавшим тогда свой путь в большом футболе Станиславом Завидоновым… А завершили свою футбольную карьеру в «Адмиралтейце», где вашими партнёрами были Фридрих Марютин, Анатолий Васильев, Юрий Морозов, Юрий Варламовым… Как сложилась ваша дальнейшая судьба?

– Два десятка лет играл за команду ветеранов. В 1962 году окончил школу тренеров при Институте имени Лесгафта, а девять лет спустя получил диплом выпускника старейшего физкультурного вуза. Тренировал футбольные коллективы – «Скороход», «Ждановец», «Сокол», СКА, команду города Комсомольск-на-Амуре. Нереально было возвести её в ранг мастеров, и я вернулся в Питер, на судостроительный завод. Свою трудовую деятельность закончил в должности заместителя директора АТП-71, тренируя заодно тамошнюю футбольную команду. У нас с женой Валентиной Михайловной, а мы с ней уже 60 лет в законном браке, две детей, одна внучка, три внука и один правнук. Даниилу 4 года. Станет ли Даня футболистом, не знаю.

– «Не должна быть нарушена связь поколений» – гласит китайская мудрость.

– Согласен. И не потому, что давным-давно мне с командой довелось увидеться в Китае с Мао Цзэдуном. Что касается преемственности в спорте… Не очень люблю я теперешний футбол. Я был в окружении хороших, надёжных людей. Таких, как динамовцы Виктор Набутов, Владимир Лемешев, Борис Орешкин, Василий Лотков, Александр Фёдоров, Пётр Тимофеевич Дементьев, как зенитовцы Алексей Яблочкин, Виктор Бодров, Николай Смирнов, Фридрих Марютин, и, конечно же, Леонид Иванов. Может быть, скоростинки у нас не хватало, но не было голого принципа «бей-беги». Не всё, однако, плохо. Проиграл «Зенит» «Спартаку» во втором круге, но умеют всё-таки ребята играть в футбол. А Слава Малафеев просто молодец. Тактические ошибки можно исправить.

По материалам газеты «Пенальти» Герман ПОПОВ(2007г.)

Санкт-Петербург,
ул Смольного д.3, каб.№3-75

(812) 611-51-62

Яндекс.Метрика